Дачная амнистия и проблемы

Всех дачников в ходе амнистии законодательно разделили на дачников, на садоводов и огородников. Их кооперативы не так давно назвали некоммерческими товариществами. Но они по-прежнему называются дачниками и никаких послаблений со стороны государственной бюрократии в связи с амнистией к себе не ощутили. Наоборот, вопреки амнистии содержание дачных участков, назовем их по старинке, стало более накладным, спрос на них упал, в товариществах наметился разлад из-за неуплаты членских взносов. 

Истоки проблемы

По словам известного литературного героя профессора Преображенского, всякая разруха начинается в головах. В самом начале строительства капитализма в России советским гражданам было официально заявлено, что в СССР частной собственности нет, имущество было ничейным, у граждан прав собственности на имущество тоже никаких не было. Все принадлежало тоталитарному коммунистическому государству. Реформаторы стали ускоренными темпами делать из советских граждан свободных собственников капиталистов. Так началась тотальная приватизация всего того, чем владели и пользовались советские граждане, совсем не подозревая, что им ничего не принадлежит, даже их шестисоточные дачи.

Такое простенькое толкование имущественных отношений советского периода дали нам правоведы-реформаторы — теоретики рыночного капитализма родом из советской классической юриспруденции. Это они проторили правовой путь к нынешнему капитализму и создали основу современного рыночного законотворчества с чистого листа. Советское право вывернули наизнанку и получился капитализм, который в СССР яростно критиковали. Черное стало белым, дачники — капиталистами. Но это произошло только в головах активистов перестройки, а в жизни дачники как были дачниками, так ими и остались. 

Амнистия  

Мародерство госсобственности партократией и приближенными к ней лицами в разрушенной стране, названное приватизацией 90-х, требует отдельного рассмотрения и осмысления. Вопрос этот не закрыт и обостряется с каждым годом в сознании людей труда помимо воли правящей элиты — проворных нуворишей и коррумпированного чиновничества. Здесь же мы упоминаем его только потому, что та ельцинская капитальная приватизация сопровождалась мероприятиями, которые стали буфером социальной напряженности при проведении основной кампании по присвоению госсобственности в базовых отраслях экономики. К этим буферным мероприятиям относятся так называемая ваучерная приватизация, а также приватизация жилья, дачных и сельских земельных участков. Советский человек как бы тоже становился собственником. Но одновременно на него было взвалено всё бремя забот о своей формально обретенной собственности, включая налоговый государственный произвол. По умолчанию это происходило вместе с лишением их социальных льгот и государственных дотаций на ЖКХ. Жизнь подорожала.

Народ не понял и не принял суть перемен. Новшества не упростили имущественных отношений. Наоборот, они усложнили эти отношения, прежде всего, с государством. Бюрократия, не выходя из кабинетов, азартно взялась за учет налогооблагаемого имущества граждан, приобретенного до капитализма и рыночной демократии, и придумала для дачников и селян такие заморочки в регистрации, которые стоят немалых денежных затрат при малых доходах и отнимают много времени на исполнение всех бюрократических процедур.

Да и сами дачники, как и селяне, десятки лет до перестройки уже владели своим имуществом на законных основаниях, имея на руках соответствующие советские  правоустанавливающие документы и оплачивая в соответствии с ними налоги, имелись эти документы и в административных органах власти. Что еще нужно? Если государству требуется поменять форму учета имущества, то пусть оно и меняет ее за свой счет и своими кадрами, а не командуя жителями, как подневольными рекрутами. Разве в университетах не учат, что власть свои реформы должна сама же и финансировать? В СССР так и было. А народные деньги привлекались только в виде возвратных займов в случае особой необходимости, например, для восстановления народного хозяйства после войны.

Как это бывало не один раз в России, начался тихий народный бунт в виде неисполнения запутанных и лукавых законов. Бюрократия увидела в этом повод для усиления административного давления ограничением прав собственности при заключении сделок, наследовании, и повышением налогов на дачи без регистрации по-новому. Не помогло. Тогда, мягко говоря, по рекомендации президента была объявлена пресловутая дачная амнистия 2006 года. Амнистией было названо упрощение процедуры регистрации. Дело несколько оживилось. Но в целом и это не решило проблему. Амнистию пришлось продлевать дважды в 2010 и 2018 гг. 

Бюрократия уже четверть века возмущается отсталым, по ее понятиям, сознанием народа, который не приемлет игру в цифровую экономику. Что это за экономика? Это когда вся экономика — в цифрах, а население — в налогооблагаемых лаптях? Получается, дачная амнистия продлевается ради цифр?

Ответы на эти и другие вопросы вы найдете в полной версии текста обозревателя журнала "Юрист предприятия" (№4/2018) Григория ВАНИНА 


Получить код для вставки в блог

Возврат к списку