Реформирования судебной системы – одна из главных тем Х Юридического форума России

Но, пожалуй, одним из самых обсуждаемых  стал вопрос реформирования российской судебной системы. Участники  были единодушны в том, что, несмотря на различные мнения и подходы, объединение высших судов уже стало реальностью. Вместе с тем было отмечено, что многое, отчего зависит эффективное отправление правосудия в результате реформы, еще не решено. Например, неясно, какова судьба так называемых прецедентных решений ВАС РФ, что будет с АПК РФ, в каком порядке будет осуществляться надзорное производство по экономическим спорам, как будет обеспечиваться независимость судей? Эти и другие вопросы вызвали самую горячую дискуссию среди представителей профессионального сообщества. Важно было понять, как работать и жить дальше, а еще – обсудить неоднозначные подходы к решению важнейших проблем судебной реформы, поделиться своими прогнозами о будущем судебной системы. 

Когда только прозвучала идея об объединении высших судов, у Юрия Пилипенко, партнера юридической фирмы «ЮСТ» спросили, как он к этому относится, на что он незамедлительно ответил: «Все зависит от того, в какой форме произойдет объединение – будет это слияние или поглощение». Теперь Юрий  Пилипенко уверен в том, что произошло все-таки поглощение. «И отсюда мы можем сделать вывод относительно того, будет ли единообразие в применении права на территории нашей страны», – подчеркнул он.

Тимур Валиев,  заместитель генерального директора по юридическим вопросам En+ считает, что по большому счету это объединение не является реформой. По его мнению, у нас просто появились две новеллы. Первая  заключается в том, что одна высшая судебная инстанция исчезла в результате слияния  с Верховным судом. А вторая новелла – это некий новый порядок пересмотра или проверки решений арбитражных судов, который вносится  в арбитражный процессуальный кодекс. «Арбитражная система останется в том же самом виде, в котором она есть, но появляется новая кассационная инстанция в виде судебной коллегии по экономическим спорам и Президиум Верховного суда в виде надзорной инстанции», – поделился он своим видением такого объединения с коллегами.

 Иначе говоря, у нас есть суд первой инстанции – региональный, который будет рассматривать дела по существу, суд апелляционной инстанции, который остается в неизменном виде, арбитражный суд и коллегия, которая в порядке повторной кассации будет рассматривать жалобы на постановления  этих трех инстанций.

Правда, тут, по выражению Тимура Валиева, возникает вопрос: «Неужели нельзя было ее (повторную кассацию – прим. ред.) назвать как-то по-другому, потому что две кассации подряд это что-то странное». И высказал свое беспокойство по этому поводу. «Мне кажется последовательность в способах проверки в этом отношении  как-то теряется», – заметил он. А кроме того мы можем прийти к тому, что проверка единообразий станет недоступной.

Тему единообразия  судебной практики продолжила директор  по правовым вопросам и связям с законодательной и исполнительной властью российской телекоммуникационной компании «Мегафон» Анна Серебрякова. В частности,  напомнив собравшимся о том, что еще совсем недавно у нас было много совместных постановлений  Верховного и  Высшего Арбитражного судов, главным образом, по процедурным вопросам. А вот после 2010 года совместных решений не стало вообще. Причина этого явления очевидно в том,  что возникло существенное расхождение между пониманием роли суда в гражданском процессе и в арбитражном. «С одной стороны, эти расхождения продиктованы разницей процессов, разницей презумпции и, собственно, эти особенности нужно сохранить, но вместе с тем наверху нужно единообразие, – уверена она. – Когда я узнала об объединении судов, то мне как юристу стало очень страшно, потому что вся проблема возникает в единообразии, а система гражданских судов не выдерживает никакой критики, там просто вопиющие факты. Все прогрессивные вещи достигнуты лишь в арбитражном процессе – это и равенство сторон, и доказательные презумпции. И вместе с тем такой  патерналистский следственный процесс в гражданском суде... Но я все-таки надеюсь, что этого смешения не произойдет». Иначе –  это  возврат в махровые 90-е.

Многие юристы сейчас высказываются по поводу этого слияния в СМИ. Есть мнение, что объединение произойдет только на верхнем уровне, а сама система судопроизводства не изменится. Для многих, особенно для тех, кто представляет интересы крупного бизнеса, эта новость, что нижестоящие суды объединению не подлежат,  считается хорошей новостью. Однако есть и определенное недоверие.

«Боюсь, что влияние судов общей юрисдикции будет проникать и в систему арбитражных судов, – высказывает свое опасение директор  по правовым вопросам «Мегафона». –  Ведь сейчас идет аттестация судей, которые будут работать в новой системе, и, скорее всего, мы не избежим влияния следственного процесса, который широко распространен в гражданском судопроизводстве, на арбитраж, что конечно очень страшно для меня как практикующего юриста крупной корпорации, потому что мы можем лишиться цивилизованного процесса. И это отбросит нас назад в части стабильности судебной практики».

Почему так произошло, что наши высшие суды перестали принимать совместные постановления, теперь стоит только гадать. Но как можно сегодня обеспечить единообразие судебной практики и нужно ли это делать вообще? 

Более подробно об этом  – в материале нашего корреспондента с Х Юридического форума России, который опубликован в майском номере журнала «Юрист предприятия»


Получить код для вставки в блог

Возврат к списку