Судьбу московского ипподрома решает общественность

1 ноября на пресс-конференции в редакции газеты "Московский комсомолец" обсужден вопрос о реконструкции Центрального московского ипподрома (ЦМИ).

Обеспокоенные так называемой реконструкцией ипподрома жители муниципального района «Беговой» и многие заинтересованные в сохранении исторического облика Москвы жители столицы в настоящее время собирают подписи к заявлению, которое готовы передать мэру города, потому что понимают, в перспективе это приведет к полному уничтожению одного из последних творений архитектора Ивана Жолтовского. Но пока жители закрепляют свое возмущение на бумаге, сотрудники ипподрома, архитекторы, эксперты и журналисты собрались на совещание, чтобы получше услышать друг друга.

Василий Панченко, конезаводчик и экс-директор Центрального московского ипподрома  напомнил собравшимся, что единственный раз, когда Москва жила без своего ипподрома, – это годы Великой Отечественной войны: тогда ипподром был эвакуирован. Но даже в то суровое время ни у кого не возникало мысли о его невозвращении домой или переселении на другое место.

Присутствующая на пресс-конференции певица Анита Цой рассказала о том, как в детстве занималась на московском ипподроме конным спортом, однако несмотря на свою привязанность к этому месту, предполагает, что, если бы она была лошадкой, то хотела бы бегать на просторе где-нибудь подальше от центра Москвы, может быть,  в каком-то хорошем месте Подмосковья. Ведь население Москвы растет и застройка таких мест в центре города решит многие проблемы, включая жилищные, многомиллионной Москвы, считает певица.  

С ней не согласилась депутат МО «Беговой» и архитектор-строитель по профессии Зоя Андрианова. Она подчеркнула, что в округе уже не осталось живого места – все плотно застроено, включая и улицу Беговую, и примыкающий к ней  стадион Юных пионеров, и значительную часть стадиона «Динамо», где уже сегодня очень остро стоит транспортная проблема, хотя львиная доля возводимого на этих площадках жилья еще не сдана в эксплуатацию. По ее мнению, которое полностью основывается на мнении абсолютного большинства ее избирателей, реконструкция Центрального московского ипподрома подразумевает создание на этом месте многофункционального жилого комплекса, что окончательно парализует движение как на Беговой, так и на прилегающих к ней улицах. Кроме того, строительство задуманных на месте ипподрома апартаментов, которые так популярны на Западе, у нас, к сожалению, не предполагает собственной инфраструктуры, к примеру, детских садов, школ, поликлиник, детских площадок, а поэтому это тоже  тяжелым бременем ляжет на перенаселенный район МО «Беговой».

Как сообщил бывший глава ГУП НИиПИ Генплана Москвы, Заслуженный архитектор РФ Сергей Ткаченко, тема реконструкции московского ипподрома не нова, эта идея витает в воздухе, начиная с 2000-х годов.

А то что сейчас эта тема перешла в острую фазу обсуждения, объясняется тем, что деятельность ЦМИ стала не просто нерентабельной – уже не первый год ипподром живет в долг. Это произошло после закрытия тотализатора, который был приравнен к игровым автоматам, разделив с ними их судьбу.

Как известно, во всем мире тотализатор – единственный внебюджетный источник финансирования, однако наши бега и скачки не стали тем продуктом, который активно продается на рынке.

Ныне существующая территория ипподрома уже и так неоднократно сокращалась, добавил глава совета московского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Владимир Хутарев-Гарнишевский. «Любой памятник ценен в своей среде, – сказал он, – в противном случае это просто дом. И произведением архитектуры и искусства он является только в своей среде».

Присутствующему архитектору Михаилу Тумаркину, разработавшему «антинародный» проект реконструкции Центрального московского ипподрома, на пресс-конференции слова не дали. Зато позволили рассказать журналистам о своем проекте после ее окончания.

Как выясняется, сегодня в Мосгорнаследии находится подготовленная ОАО «Росипподромы» предварительная концепция реконструкции Центрального Московского ипподрома с выносом основной части конюшенного хозяйства за пределы центральной части Москвы, размещением в нынешней объединенной зоне объекта культурного наследия многофункционального жилого комплекса и гостиницы с подземным паркингом, часовни и других объектов капитального строительства.

И тут важен один нюанс: в проект внесен такой объект как православная часовня, который не согласован с Московским Патриархатом. Такой в некотором смысле популистский ход проектировщиков может вбить клин между и без того возбужденным населением и Церковью. Ведь люди могут посчитать, что православные верующие заодно с застройщиками. 

Понятно, что многомиллионная Москва должна развиваться, но все-таки делать это надо с учетом пожеланий своих граждан и действующего законодательства. 30 октября мэр Москвы Сергей Собянин заявил о двух возможных вариантах реконструкции ипподрома: самостоятельная реставрация объекта собственником либо финансирование из бюджета города при условии передачи объекта городу. Он заявил, что ипподром должен быть «максимально сохранен в первозданном виде».

Достаточно вспомнить опыт европейцев. Почему, например, внешний облик Вены или Рима не меняется веками? Хотя вопрос этот, скорее, риторический. И все же почему на Западе умеют беречь свое достояние, а у нас нет? Ведь и там, как и у нас, поколения людей уходят, а архитектура как историческое и культурное наследие нации остается. Наверное, поэтому эти столицы и вчера, и сегодня, и завтра были, остаются и останутся особенно притягательными для мирового туризма.

НАША СПРАВКА:

Иван Владиславович Жолтовский (1867 – 1959)  – русский и советский архитектор, художник, просветитель, крупнейший представитель ретроспективизма в архитектуре МосквыОкончил в 1898 году Высшее художественное училище при Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге. По окончании академии он поселился в Москве и получил приглашение преподавать в Строгановском училище.

После революции 1917 года Жолтовский сосредоточился на преподавательской деятельности в ВХУТЕМАСе и городском планировании. Среди его учеников этого периода — знаменитые советские архитекторы Илья Голосов, Пантелеймон Голосов, Константин Мельников.

В 1923 году Жолтовский разрабатывает генеральный план Всероссийской сельскохозяйственной выставки и проектирует на ней павильон «Машиностроение». В том же году Жолтовскому выделяют дом-усадьбу № 6 по Вознесенскому переулку, в котором ранее жили поэты Сумароков и Баратынский. В этом доме Жолтовский проживёт до самой смерти. В 1932 году Жолтовскому было присвоено звание Заслуженного деятеля искусства РСФСР

В 1945 году, после окончания Второй мировой войны, постановлением Правительства была создана Архитектурная мастерская-школа академика архитектуры И. В. Жолтовского. В 1949 году за проект жилого дома на Ленинском проспекте Жолтовский удостоен Сталинской премии в области архитектуры. 

В 1950 — 1952 гг. мастерская Жолтовского осуществила реконструкцию и перестройку Главного здания (Беговой беседки) Московского ипподрома, построенного в 1889 — 1894 гг. по проекту архитекторов И. Т. Барютина и С. Ф. Кулагина. К  1950 – 1955 гг. относят работу архитектора по строительству здания и трибуны Московского ипподрома.


Анна ПАНИНА

Текст опубликован в журнале «Юрист предприятия» (№11/2017)


Получить код для вставки в блог

Возврат к списку